Мама любила чистые окна

Великолепный рассказ Ольги Савельевой про паутину манипуляций, в которую люди падают по собственной воле, про то, что некоторые долги не обязательно отдавать самому, про то, что смотреть в чистые окна гораздо интересней, когда за ними — пейзаж, выбранный тобой, а не обстоятельствами… И про то, что как правильно любить тех, кого вы любите, решаете только вы.

Мама любила чистые окна и выстиранные шторы. Я ее понимаю: прозрачное окно — это иллюзия его отсутствия и соединения с природой. Будто вот тот тополь совсем рядом — только протяни руку.А если окно грязное, то это напоминание, что ты огорожен от внешнего мира, в котором ездят машины, дымят заводы и строят бензоколонки. Как не попасть в паутину манипуляций по собственной воле

Мама любила чистые окна, но не любила их мыть. Пока мы жили вместе, их мыла я. Каждую неделю. Зимой — только внутри, во все остальные сезоны — везде.

Мама просила, и если я не выполняла просьбы, она обижалась. Плакала и пила валокордин.

Мамин валокордин — отличный мотиватор. Я шла и мыла окна, хоть я и ненавижу убираться. Но еще больше я ненавижу, когда пахнет валокордином.

Золушка Олюшка. Золюшка.

Я устала мыть окна и выскочила замуж. За того, кто не повернут на чистоте и кому плевать на грязные окна. На контрасте с мамиными чистыми это оказалось очень сексуально.

Я уехала от мамы, стала жить с мужем на его жилплощади.

Мама капризничала, требовала меня обратно, ждала когда я наиграюсь в жену. Я ездила к ней все реже. Потому что каждая поездка — это уборка. А если я устала, то тоже уборка, но через валокордин.

Потом я родила сына, и мне стало совсем не до чужих грязных окон.

Мама на меня привычно обижалась, я привычно оправдывалась. Классическая созависимость, осознанная с моей стороны.

— Мам, я не могу ехать из другого города, чтобы вымыть тебе окна. У меня семья, маленький ребенок, куча дел. Есть такая служба клининговая, я оплачу, придет человек и помоет тебе окна.

— Чужой человек??? — ужасается мама.

— Да. Придет, помоет и уйдет. У него работа такая.

— Придет человек и спросит: «Вы что, одинокая» Я скажу: «Нет, у меня дочь есть». Человек спросит: «А почему она не помоет вам окна» И я умру со стыда.

— Не умирай. Объясни ему, что ты хочешь, чтобы окна мыли каждую неделю. А твоя дочь живет в другом городе и у нее грудной младенец…

— Ужасно это все. Чужие люди моют мне окна, будто я сама не могу.

— Но ты не можешь!

— Я родила того, кто может.

— Он тоже не может.

— Он не хочет! И это очень стыдно.

— Мама, я у себя дома не мыла окна два сезона. Даже три. Мне некогда.

— И тебе не стыдно?

— Нет. У меня были другие, не менее важные дела.

— Окна — это душа хозяйки. Чистые окна и вкусный борщ. Если у тебя грязные окна…

— Я плохая хозяйка и меня это устраивает.

— Я просто не понимаю, в кого ты такая… Я бы умерла со стыда…

Я бесилась. Бросала трубки.

Нервотрепка и манипуляции — это встроенная функция в базисную комплектацию моей мамы. Она любила, чтобы все было так, как хочет она и тогда, когда ей удобно.

Такое чувство, будто ей не нужны чистые окна, ей нужны окна, вымытые именно мной.

Однажды она попросила отвезти ее на дачу с саженцами. Во вторник. Я не могла во вторник, могла — в четверг.

— Мам, давай в четверг?

— В четверг я уже обратно поеду. Мне нужно во вторник.

— Давай я найду водителя, заплачу ему, и он тебя отвезет.

— Чужой человек??? Что скажут соседи? Скажут: а где твоя дочь, почему ей нет до тебя дела? Стыдоба.

Я поняла: маме не надо было на дачу, ей надо было, чтобы на дачу отвезла ее я.

Я злилась. Сопротивлялась. Орала. Плакала. Умоляла. Объясняла. Бросала трубки. Звонила вновь. Мама же…

Несколько лет у меня ушло на понимание того, что это мамино «самодурство» на самом деле — подсознательное желание быть рядом, компенсировать тот факт, что за всю мою на тот момент тридцатилетнюю жизнь вместе мы жили только пять лет.

Мама не растила меня, у нее на это не было времени, а сейчас — есть, и она заманивает меня к себе, но теперь у меня на это нет времени. И вообще, классная штука — своевременность — это когда два человека совпали по времени и интересам в одном моменте, который нельзя сместить на потом. Нельзя выбрать любое удобное время, чтобы понянчить дочь, надо нянчить ее, пока она маленькая. Пока мама искала на это время, я уже выросла, и мне не нужна мама, которая нянчит, я научилась извлекать материнское тепло из других источников.

Но поколение наших мам не склонно к рефлексии и никогда не признает своих ошибок. Мама хотела ко мне на ручки, хотела быть рядом, обратить на себя внимание, но просто не знала другого языка коммуникации, кроме ультиматумов.

Осознание этого факта сделало меня мягче. Я больше не злилась : я читала между строк. Мама ставила задачи для меня с единственной целью: увидеть меня. А я предлагала заменить себя клинерами и водителями за деньги…

Зачем ей чужие люди в ее жизни? Ей дочь нужна…

Я стала приезжать к ней чаще. Брала сына и приезжала к маме на несколько дней, а иногда на целую неделю.

Мама трактовала эти мои приезды иначе: она решила, что я сбегаю от мужа, и у нас все плохо, и эти отъезды — предвестники развода.

— Вы разводитесь?

— Мам, что за ерунда, у нас все хорошо.

— Ну не хочешь — не говори.

Читай продолжение на следующей странице

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Мама любила чистые окна